Почему Бог отдал в жертву Своего Сына?

Не понимая сути учения об искуплении, люди часто задают, казалось бы, логичные вопросы: была ли у Бога Библии необходимость приносить в жертву Своего Сына? Неужели Бог не мог простить людей просто так? Такие вопросы часто задают противники христианства и люди, разочаровавшиеся в христианском учении. Причина, из-за которой задают этот вопрос противники, совершенно прозрачна. Осознанно или неосознанно обвиняя Бога Библии в бессмысленной жертве, они обвиняют Его в самодурстве, глупости и жестокости, в том числе по отношению к Своему Собственному Сыну — Иисусу Христу.

Однако, как правило, за этими обвинениями стоит либо поверхностное знание Библии и незнание личности Бога, либо искажение важных фактов и вырывание из контекста лишь тех библейских цитат, которые не дают полной и объективной картины.

Кто виновен в смерти Адама и Евы?

Начало ответа на этот вопрос кроется в одной малоприметной фразе из апостольского письма к Евреям. Рассуждая во второй главе этого письма о величии и последствиях жертвы Иисуса Христа, апостол [Павел], перефразируя отрывок из книги пророка Исаии (8:17,18), применяет слова пророка к Иисусу, причем в совершенно неожиданном контексте:

…И еще: Я буду уповать на Него. И еще: вот Я и дети, которых дал Мне Бог. А как дети причастны плоти и крови, то и Он также воспринял оные, дабы смертью лишить силы имеющего державу смерти, то есть диавола (Евреям 2:13-15).

Из этих слов прямо вытекает, что власть смерти находится в руках противника Бога — диавола. Как же такое могло случиться?

Чтобы понять почему Библия называет властителем смерти именно диавола, также именуемого «древним змием» (Откровение 12:9), нужно вспомнить ЧТО произошло на заре человеческой истории. Поселив первую человеческую пару в Эдемском саду, Бог дал лишь один запрет Адаму и Еве: не есть от дерева познания добра и зла. Следствием непослушания было бы лишение жизни: «Смертию умрешь», – сказал Бог Адаму (Бытие 2:16,17).

Но именно этим запретом воспользовался Эдемский «змей». Он обманул Еву, сказав, что люди не умрут, вкусив от дерева. Ева поверила «змею» и вкусила от плода, а за нею и Адам. И так как в ответ последовало проклятие Иеговы, очевидно, что Бог был тоже вовлечен в случившееся. Каким образом? Чтобы остаться в глазах всего творения честным и последовательным, Бог должен был выполнить Свои слова и забрать у Адама и Евы жизнь! 

То есть «змей» как бы загнал Бога в ловушку, из которой у Бога, казалось бы, не было выхода: или Адам с Евой будут жить, и Иегова окажется лжецом. Или же Бог исполнит Свое обещание, и НАВСЕГДА отнимет у них жизнь, получая взамен обвинение в убийстве и жестокости.

Бог не солгал. Поэтому Адам и Ева прожили какое-то время и умерли. И неважно, что Адам прожил почти тысячу земных лет. С точки зрения вечности даже тысяча лет – это ничего не значащее мгновение. Для Бога они умерли в «тот же день», как и написано: «у Господа один день, как тысяча лет, и тысяча лет, как один день» (2е Петра 3:8).

Но кто-то скажет: согрешили-то Адам и Ева; почему же стали смертными их потомки? Дело в том, что наши прародители потеряли вечную жизнь до рождения своих первых детей. Иначе говоря, Адам с Евой должны были умереть вместе со своими еще не рожденными потомками, которые в тот час еще были частью своих прародителей (ср. Евреям 7:9,10) Если бы у Адама и Евы были дети до согрешения, то у детей был бы шанс. Родившись и дойдя до зрелости, такой ребенок «оставил бы отца и мать» и, сохраняя верность Жизнедателю, имел бы вечную жизнь. Ведь существовал только один Источник вечной жизни — Создатель, других не было. И, отказавшись от Него, первые люди уже не могли стать источником вечной жизни. В итоге все их потомки стали такими же отрезанными от Жизнедателя, как их предки.

Но если бы Бог дал их потомкам вечную жизнь, не взирая на грех Адама? Тогда Ему было бы выдвинуто обвинение в мошенничестве, что-то типа такого: «Ты же сказал, что Адам с Евой умрут! А они хоть и временно, но, благодаря Тебе, остались живы, чтобы дать вечную жизнь своим потомкам! Поэтому Ты обманул, когда пообещал им смерть, ведь вечная жизнь, данная людям, продолжилась в их потомках, которые не должны были родиться!» Таким образом «змей» получил в свою власть грозное оружие — смерть, обещанную Самим Богом! Именно поэтому автор письма к Евреям называет «диавола», как «имеющего державу смерти». Это и есть главный виновник смерти Адама и Евы (Иоанна 8:44).

«Диаболос» — значит «обвинитель»

Со времен Эдемского происшествия началась долгая история, в которой множественные обвинения в смертях и мучениях людей выдвигались в адрес Создателя. И так продолжается вплоть до наших дней. Мы не будем рассматривать все эти обвинения, потому что они, как правило, однотипны и сводятся к одному и тому же — к обвинению Бога в убийстве, жестокости, в мошенничестве и лжи.

В качестве примеров можно вспомнить несколько обвинений, самых распространенных. Например, есть обвинение, что, мол, напрасно Иегова под страхом смерти завещал не вкушать плоды от дерева. Однако, как ни посмотри, ни один из членов даже Божьей семьи не может быть полностью свободен от последствий своих поступков. И Создатель просто должен был установить какой-то ограничитель для свободных разумных созданий, иначе рано или поздно кому-то из них могла бы прийти мысль совершить преступление против ближнего. В таком случае, если бы не было ограничительного постановления, то преступление совершалось бы без последствий для преступника. Более того, такое преступление влекло бы за собой лавину других преступлений, наказание за которые нельзя было бы применить и ничем нельзя было бы оправдать.  Ну, разве что самодурством, в чем и продолжают беспочвенно обвинять Бога его противники.

Еще обвинители говорят, разве Бог не мог предусмотреть проступок «змея»? Мог и предусмотрел, иначе не было бы ограничительного постановления. Тем более, что мы не знаем какие именно ограничения предусмотрены в духовной сфере. Обвинителям такой ответ не нравится, однако они никогда не предлагают альтернативы Божьему поступку, а если и предлагают, то их «альтернативы», как правило, глупы, недальновидны и служат еще большей хулой на Бога, чем даже обвинения, к этим «альтернативам» их приведшие.

Также обвинители поднимают вопрос о том, почему Бог не наказал Адама и Еву смертью сразу же и не создал других послушных людей? Очевидно, что в таком случае, обвинение в убийстве первых двух людей не было бы снято с Бога.

Или почему Бог вернул Своему Сыну жизнь, воскресив Его? Ведь это, по мнению обвинителей, обесценивает жертву Христа и делает ее недействительной. Однако Богу была принесена в жертву человеческая жизнь Христа, но не духовная, и сам Христос «был умерщвлен по плоти, но ожил духом». Поэтому дать Христу жизнь, как духу, не является возвращением человеческой жизни. Ведь и сам Адам-то жил по плоти, но не как дух, не так ли?

Впрочем, как ни посмотри, обвинители всегда найдут повод для беспочвенных обвинений в адрес Бога, Христа и кого угодно. Если возвращение жизни Христу в духе они называют мошенничеством и требуют, чтобы действенность жертвы человека Иисуса Христа подтверждалась отсутствием Его воскресения в любом теле, то этим они пытаются требовать для Иисуса вечной смерти — и это именно то, что «змей» пытался сделать для Адама и Евы.

Но разве мог бы справедливый Бог принять у Иисуса не только земную жизнь, но и отнять небесную? Очевидно, что если бы Бог поступил так, как требуют эти обвинители, то они тогда бы обвинили Его в убийстве собственного Сына и опять представили бы Бога убийцей — и это снова именно то, что хотел подстроить дьявол в саду Эдема.

Поэтому нет смысла выслушивать бесконечный поток однотипных обвинений из уст противников. Ведь происхождение таких обвинений очевидно из самих греческих слов «диаболос», что значит «обвинитель, клеветник», и «сатанас», что значит «противник».

Что предпринял Бог в ответ на поступок Адама и Евы?

В результате коварной интриги «змея», Бог (из-за собственного обещания наказывать смертью за непослушание) оказался без права оставить людям жизнь. Он не мог нарушить собственноручно установленный принцип. Тогда Иегова мгновенно придумал дальновидный план спасения человечества, включавший возвращение людям вечной жизни и восстановления вечной справедливости. Так прозвучало первое пророчество:

Тогда Иегова Бог сказал змею: за то, что ты это сделал, проклят ты пред всеми скотами и пред всеми зверями полевыми; ты будешь ходить на чреве твоем, и будешь есть прах во все дни жизни твоей. И вражду положу между тобою и между женою, и между семенем твоим и между семенем ее; оно будет поражать тебя в голову, а ты будешь жалить его в пяту. (Бытие 3:14,15, ПАМ)

Описанию исполнения этого пророчества посвящена практически вся Библия, но окончательно его смысл был раскрыт многие сотни лет после Адама — в книге Апокалипсиса, где мы снова можем прочитать о «жене», рождающей потомство в момент заключительного преследования ее «древним змием», который описан как «называемый диаволом и сатаною» (Откровение, 12 глава).

Однако, мы не будем рассматривать все подробности исполнения первого пророчества, этому нужно посвящать отдельную тему. Нас интересует главный вопрос:

Зачем понадобилась жертва Божьего Сына?

И ответ на этот вопрос для нас окажется очень прост, если мы вспомним, что Иисус — это единственный человек после Адама, который получил Свою человеческую жизнь непосредственно от Бога (Луки 3:23-38, 1е Коринфянам 15:47). В связи с этим Иисус не нес в себе отпечатка отрезанности от Жизнедателя, который унаследовали потомки Адама. Добровольно отдав Свою человеческую жизнь в качестве жертвы Богу, Иисус нею выкупил у Бога ту самую вечную жизнь, которую потерял Адам. И с этого момента именно Иисусу было предоставлено право вернуть людям жизнь, утраченную Адамом — вечную жизнь в мире с Создателем.

Фактически, Бог, Который (ввиду того, что не мог солгать) не мог вернуть жизнь Адаму и его потомкам, теперь предоставил право возвращать жизнь людям Своему Сыну, выкупившему эту жизнь Своей собственной жизнью. Эта жертва была нужна, во-первых, для того, чтобы в лице всех Своих небесных и земных детей Бог не выглядел, как желавший смерти людям. Во-вторых, чтобы в лице всего творения Отец остался честным, последовательным и справедливым. В-третьих, чтобы всем людям снова была предоставлена жизнь, позволяющая узнать правду и восстановить отношения с Создателем. И, в-четвертых, все это нужно было для того, чтобы в огромной семье разумных божьих созданий царило полное доверие всех друг ко другу и к Отцу в том числе, без чего невозможна искренняя открытость и любовь, да и вечная жизнь просто не имеет смысла.

Поэтому до самого конца тысячелетнего Царства Христа Иисус будет играть решающую роль в восстановлении утраченного рая и приведении человечества в первоначальное состояние, как и написано:

…Христос воскрес из мертвых, первенец из умерших. Ибо, как смерть через человека, [так] через человека и воскресение мертвых. Как в Адаме все умирают, так во Христе все оживут, каждый в своем порядке: первенец Христос, потом Христовы, в пришествие Его. А затем конец, когда Он предаст Царство Богу и Отцу, когда упразднит всякое начальство и всякую власть и силу. Ибо Ему надлежит царствовать, доколе низложит всех врагов под ноги Свои. Последний же враг истребится – смерть, потому что все покорил под ноги Его. Когда же сказано, что [Ему] все покорено, то ясно, что кроме Того, Который покорил Ему все. Когда же все покорит Ему, тогда и Сам Сын покорится Покорившему все Ему, да будет Бог все во всем. (1 Коринфянам 15:20-28)

Вот почему без такой Жертвы нельзя было обойтись. Поэтому неудивительно, что в согласии с апостольскими наставлениями, без Иисуса нет вечной жизни и нет спасения от вечной смерти (Деяния 4:11,12; 1е Коринфянам 15:22).

______________________
P.S. В заключение задумайтесь, что Ева – это по сути потомок Адама, ведь описана, как созданная из его плоти (ребра). Поэтому жертва Иисуса, вернувшая жизнь Адама, вполне может быть использована для возвращения жизни и самому Адаму с Евой. Если Адам и Ева не будут признаны Богом, как совершившие хулу на Святой Дух (Луки 12:10), то есть все основания считать, что они тоже будут воскрешены Иисусом Христом.

Действительно, нет ничего величественнее в истории Вселенной, чем самоотверженное принесение себя в жертву Божьим Сыном.